EzotericOM обо всём

Жили два близнеца в материнской утробе

И другому один как-то высказал мысль:

- А ты знаешь, мне кажется есть после родов,

Удивительная и прекрасная жизнь.

И другой, потянувшись под маленьким сводом,

Тут улыбки беззубой своей не сдержал,

- Это просто смешно, верить в жизнь после родов,

Брату верующему в ответ он сказал.

Как по твоему жизнь может выглядеть эта?

- Я не знаю как точно, - близнец отвечал,

Но мне кажется там, на Земле, больше света,

Я однажды во сне этот свет увидал.

Я конечно не знаю, как всё это будет,

Но мы может своими ногами пойдём,

И еще, правда это похоже на чудо,

Но возможно, что мы даже есть будем ртом.

- Ерунда, вот уж это никак не возможно,

Наша жизнь-пуповина и так коротка,

А ногами ходить и представить-то сложно,

Нет, не сможем ходить мы ногами никак.

И оттуда никто еще не возвращался,

Что за бред, братец мой, у тебя на уме,

Всё закончится родами, не обольщайся,

Наша жизнь – это только страданье во тьме.

- А мне кажется, - брат первый не унимался,

Что когда-нибудь сможем увидеть мы мать,

И мы временны здесь, чтобы мало помалу,

К жизни той, после родов, готовыми стать.

Брат неверующий лишь качал головою,

- Верить в мать – это просто за гранью идей,

А не вижу её, значит нет её вовсе,

Ну скажи, если умный, скажи, она где?

- Как ответить тебе, братец, даже не знаю,

Но я чувствую сердцем заботу её,

И ночами, когда всё вокруг затихает,

Она гладит наш мир и тихонько поёт.

Всё наполнено ей и радость такая,

Словно в ней пребываю и ею живу,

И хоть точно про жизнь после родов не знаю,

Но я верю, что будет она наяву!

 

 

Автор текста и музыки - Светлана Копылова

 

Видео:http://www.youtube.com/watch?gl=RU&v=hFTLEW65e6I

"....  И когда всё было сделано, как нужно, сказал речь козакам, не для того, чтобы ободрить и освежить их, — знал, что и без того крепки оии духом, — а, просто, самому хотелось высказать всё, что было на сердце.

— Хочется мне вам сказать, панове, что такое есть наше товарищество. Вы слышали от отцов и дедов, в какой чести у всех была земля наша: и грекам дала знать себя, и с Царьграда брала червонцы, и города были пышные, и храмы, и князья, князья русского рода, свои князья, а не католические недоверки. Всё взяли бусурманы, всё пропало. Только остались мы сирые, да, как вдовица после крепкого мужа, сирая так же, как и мы, земля наша! Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство! Вот на чем стоит наше товарищество! Нет уз святее товарищества! Отец любит свое дитя, мать любит свое дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы: любит и зверь свое дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек.

Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей. Вам случалось не одному помногу пропадать на чужбине; видишь, и там люди! также Божий человек, и разговоришься с ним, как с своим; а как дойдет до того, чтобы поведать сердечное слово, — видишь: нет, умные люди, да не те; такие же люди, да не те! Нет, братцы, так любить, как русская душа, — любить не то, чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал Бог, что ни есть в тебе, а... — сказал Тарас, и махнул рукой, и потряс седою головою, и усом моргнул, и сказал: — Нет, так любить никто не может! Знаю, подло завелось теперь на земле нашей; думают только, чтобы при них были хлебные стоги, скирды да конные табуны их, да были бы целы в погребах запечатанные меды их. Перенимают, чорт знает, какие бусурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой с своим не хочет говорить; свой своего продает, как продают бездушную тварь на торговом рынке. Милость чужого короля, да и не короля, а поскудная милость польского магната, который желтым чоботом своим бьет их в морду, дороже для них всякого братства. Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схатит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело. Пусть же знают они все, что такое значит в Русской земле товарищество! Уж если на то пошло, чтобы умирать, — так никому ж из них не доведется так умирать!.. Никому, никому!.. Не хватит у них на то мышиной натуры их!

Так говорил атаман и, когда кончил речь, всё еще потрясал посеребрившеюся в козацких делах головою. Всех, кто ни стоял, разобрала сильно такая речь, дошед далеко, до самого сердца. Самые старейшие в рядах стали неподвижны, потупив седые головы в землю; слеза тихо накатывалася в старых очах; медленно отирали они ее рукавом. И потом все, как будто сговорившись, махнули в одно время рукою и потрясли бывалыми головами. Знать, видно, много напомнил им старый Тарас знакомого и лучшего, что бывает на сердце у человека, умудренного горем, трудом, удалью и всяким невзгодьем жизни, или хотя и не познавшего их, но много почуявшего молодою жемчужною душою на вечную радость старцам-родителям, родившим его."

Николай Васильевич Гоголь "ТАРАС БУЛЬБА"

Стихотворение написано адмиралом Колчаком
незадолго до его расстрела в Иркутске.

"Скажите, где вы были,
Когда чужие кони поднимали пыль,
Когда кривые сабли головы рубили
И на крови сквозь кости рос ковыль?

Где были вы, когда на Поле Куликовом
За Русь сражался инок – Пересвет,
Где каждый третий пал в бою суровом...
Где были вы, скажите, где ваш след?

Или на Бородинском поле,
Где смерть за честь была для нас, славян,
Где русский дух сломил чужую волю, –
Вас в прошлом нет, не клевещите нам.

Чужое, неприкаянное племя,
Так нагло лезущее к нам в учителя,
Кичась прогнившей древностью своею,
Свой путь монетой грязною стеля,

Что принесло ты русскому народу,
Чтобы решать, как нам сегодня жить?
Ты! Паразитствующее сроду,
Теперь желаешь нам законом быть!

Мы для тебя – безродная скотина,
Презренная, как мухи на стекле,
Тебе России прошлое противно,
Но вспомни, ты на чьей живешь земле?

Что ж, упивайся, власть талмудной пыли,
Заняв на время наши храмы и места,
Но, помни! Мы не позабыли
Позорного предательства Христа."
 

Александр Васильевич Колчак (1873-1920)

Российский военачальник, полярный исследователь, гидролог, адмирал (1918).

В 1916-1917 годах командующий Черноморским флотом.

Один из организаторов белого движения в Гражданскую войну.

В 1918-1920 годах «Верховный Правитель Российского Государства»;

установил режим военной диктатуры в Сибири, на Урале и Дальнем Востоке,

ликвидированный Красной Армией и партизанами.

Александр Колчак родился 16 ноября (4 ноября по старому стилю) 1874 года,

в селе Александровское Петербургского уезда Петербургской губернии.

Расстрелян 7 февраля 1920, в Иркутске.

Федор Иванович Тютчев

СЛАВЯНАМ

(Май 1867, Петербург)

 

Привет вам задушевный, братья,

Со всех Славянщины концов,
Привет наш всем вам, без изъятья!
Для всех семейный пир готов!
Недаром вас звала Россия
На праздник мира и любви;
Но знайте, гости дорогие,
Вы здесь не гости, вы - свои!

Вы дома здесь, и больше дома,
Чем там, на родине своей,-
Здесь, где господство незнакомо
Иноязыческих властей,
Здесь, где у власти и подданства
Один язык, один для всех,
И не считается Славянство
За тяжкий первородный грех!

Хотя враждебною судьбиной
И были мы разлучены,
Но все же мы народ единый,
Единой матери сыны;
Но все же братья мы родные!
Вот, вот что ненавидят в нас!
Вам не прощается Россия,
России - не прощают вас!

Подробнее...